Катина война. Пьеса.

0019-023-Posle-vojny-pionerov-zanosili-v-Knigu-pocheta-v-osnovnom-za-uspekhi-v
Посвящается детям-героям войны

 

Действующие лица:

Лебедевы: 
Мама
Катя, 11 лет
Маша, 10 лет
Валя, 6 лет

Партизаны:
Лида, командир отряда
Маруся, главная по оружию
Таня, главная по разведке
Витька, главный сапёр
Миша, инструктор по стрельбе
Раненый боец Красной Армии

Фашисты:
Главный Фашист
Помощник 1
Помощник 2
Фашистские солдаты

Сцена 1.

Дом семьи Лебедевых. Бедная, но уютная обстановка. За столом сидит мать, что-то пишет при свете лампы. Младшая дочь, Валя, на полу на одеяле играет с куклой и тихонько под нос напевает «Катюшу». Вдруг в комнату вбегают старшие девочки, Маша и Катя, сражаясь на деревянных мечах. Комната моментально наполняется шумом и гамом.

Маша: Сдавайся, русский!
Катя: Русские не сдаются! (Атакует Машу)
Мама: Девочки, тише! Я папе письмо пишу на фронт.
Маша и катя (одновременно): Папе? (бросают мечи и бегут к маме)
Катя: Мама, а ты написала, что у меня пятёрка по русскому языку?
Мама: Написала.
Маша: А ты написала, что я его люблю и жду?
Мама: Я это от всех нас написала.
Валя: А ты написала, что у меня зубик выпал?
Мама: Уже пишу, милая.
Катя: Мама, а можно я сама ему напишу?
Мама: Конечно, Катенька. Садись.
Мама встала из-за стола, взяла веник и стала подметать в комнате.
Маша: Мама, дай я тебе помогу (забирает веник).
Вдруг раздаётся стук в дверь. Мама идёт открывать. За кулисами слышно, что это почтальон принёс почту, мать благодарит и возвращается с письмами в комнату, просматривая их на ходу. Письма от брата с фронта, от отца, а это… Похоронка. Муж погиб при выполнении боевого задания. Женщина с минуту смотрит прямо перед собой невидящими глазами и тут силы оставляют её и она падает на стул, рассыпая письма. Девочки подбегают к ней.
Маша: Мама! Что с тобой!
Катя: Мама!
Валя: Мамочка!
Катя замечает на полу похоронку, берёт, читают вместе с Машей, начинают плакать и обнимать мать.
Катя: Папка! Папка! (всхлипывает)
Валя не понимает, что происходит, но тоже начинает плакать. Так они сидят, все четверо, обнявшись, и плачут. Через некоторое время мать берёт себя в руки, встаёт и начинает укладывать девочек спать, целует их, гладит по головам, собирает с пола письма, забирает лампу и идёт к себе в комнату. Девочки спят, прижавшись друг к дружке. Посреди ночи Катя просыпается и долго смотрит в потолок, размышляя. Наконец, в голове её созревает решение. Она будет Машу.
Катя (шёпотом): Машка, вставай! Просыпайся, слышишь? Только т-с-с-с-с!
Маша (сонно): Чего тебе?
Катя: Пойдём на фронт, за папу мстить!
Маша (испуганно): Ты что? Мы же маленькие!
Катя: Ну хочешь — оставайся. А я пойду.
Маша: Нет-нет, я тоже пойду. Только как же мама?..
Катя: Ничего, с ней Валька останется.
Маша: Ну ладно. Давай собираться. Что с собой-то брать?
Катя: Ясно что. Хлеб, воду, оружие.
Девочки собираются, стараясь не шуметь. Укладывают в узелок еду и свои деревянные мечи. Но тут, уловив шум, просыпается Валя.
Валя (протирая глаза): Куда это вы собираетесь? Ночь же.
Катя: Мы на фронт пойдём.
Валя: Ого! Я с вами!
Катя (жёстко): Нет! Нельзя. Мала еще.
Валя: Ничего не мала! Возьмите меня с собой, я тоже хочу с фашистами сражаться!
Маша: Слушай, кто-то должен за мамой присмотреть, пока нас нет. Так что ты останешься.
Валя: А я вот возьму сейчас и всё маме расскажу.
Катя: Рассказывай. Твоё дело. Мы всё равно уйдём, а ты всё равно останешься здесь. Так что лучше спать ложись.
Уходят. Валя, немного подумав, хватает пальтишко и выбегает следом.

Сцена 2.

Лес. По тропинке идут Маша и Катя.

Маша: Кать, я устала! Далеко еще до фронта?
Катя: Не знаю, отстань!
Маша: Но мы хоть правильно идём? Может, вернуться?
Катя: Хочешь — возвращайся, а мне на фронт надо. Я дальше иду.
Некоторое время девочки идут молча.
Маша: Катя, я есть хочу. Может, поедим? Заодно отдохнём немного.
Катя: Ну ладно, сделаем привал. Только еду надо экономить.
Садятся, достают припасы, едят. Вдруг, слышат — в кустах что-то закопошилось.
Маша (испуганно): Катя! Там в кустах что-то шуршит!
Катя: Сейчас посмотрю. А ты сиди здесь.
Катя на цыпочках подходит к кустам, заглядывает в них, и вытягивает оттуда за руку Валю.
Маша: Валя!
Катя: Ты зачем за нами пошла? А?
Валя (Кате): Не толкайся!
Маша: Как же там мама теперь, одна совсем?
Катя: Ладно. Возвращаться нам нельзя, мы уже далеко ушли. Так что ты (показывая пальцем на Валю) пойдёшь с нами. Но с одним условием: не ныть, не капризничать и не отставать. Ешьте, и пойдём дальше.

Сцена 3.

Лес. Катя идёт во главе своего маленького отряда, Маша и Валя — за ней.
Неожиданно на тропинке показывается часовой.

Часовой: Стой! Кто идёт? (Вскидывает ружьё)
Катя: А вы кто?
Часовой: Сначала представьтесь вы.
Катя: Катерина Лебедева, а это мои сестрёнки.
Часовой (опуская ружьё): А я Лида, командир партизанского отряда. Куда направляетесь?
Катя: На фронт — за папу мстить, за Родину воевать.
Лида: Как? Вы же такие маленькие!
Катя: Маленькие, да удаленькие!
Лида: Вы хоть сражаться умеете?
Маша: Да, мы дома тренировались (показывает мечи).
Лида (хмыкает): Ну что ж, раз вы такие боевые, пойдёмте со мной, провожу вас в наш отряд. На фронт-то вас всё равно никто не возьмёт, по возрасту не пройдёте. А в отряде ваша помощь пригодится. Ступайте за мной.

Уходят.

Сцена 4.

Фашистский штаб. В комнате находятся: главный фашист, помощник фашиста и ещё два фашиста рангом поменьше. Они сгрудились вокруг стола, на котором лежит карта местности. 

Главный Фашист: Почему мы не можем продвинуться дальше? Ведь здесь нет регулярных частей Красной Армии.
Помощник 1: Нам мешает партизанский отряд. Их диверсионная деятельность уже лишила нас большого количество винтовок и двух танков.
Главный фашист (гневно):Как же вы до сих пор его не уничтожили?! Это ведь не солдаты, это босоногие мальчишки, оборванцы, ничему не обученные!
Помощник 2: Дело в том, что они хорошо прячутся. Мы до сих пор их не обнаружили.
Главный фашист: Что?! (взревел) Мы несём потери от горстки мальчишек и при этом до сих пор даже не знаем, где они находятся? Вы в своём уме?! Немедленно выяснить! Где предположительно они скрываются?
Помощник 1: Предположительно в этом районе (показывает на карте), но точнее сказать не можем.
Главный Фашист: Ну-с. Какие будут предложения?

Помощники переглядываются.

Главный Фашист: Ну?
Помощник 2: Сжечь лес?
Главный фашист: Идея хороша, но нам не очень подходит. Мы ведь тоже в этом лесу находимся, если вы не забыли.
Помощник 1: Может, провести бомбардировку этого района? Тогда они обнаружат себя, тут мы их и возьмём.
Главный фашист: А вот это уже ближе. Так и поступим. Выполняйте! Совещание окончено.

Все трое вытянули руки в арийском приветствии и разошлись.

Сцена 5.

Партизанский отряд. Маруся чистит оружие, Таня рассказывает ей об очередной вылазке в лагерь врага, затем обе смеются. Миша тренируется кидать нож в дерево, Витька стоит на часах. Остальные на задании. Появляется Лида в сопровождении девочек.

Лида: Отряд! Я привела к вам новобранцев. (Девочкам) Садитесь. (Отряду) Просьба накормить их.
Маруся (ворчливо): Пусть они хотя бы сначала представятся.
Катя: Катя.
Маша: Маша.
Валя: Валя,
(Хором): Лебедевы!
Маруся: Маруся, главная по оружию.
Таня: Таня, главная по разведке.
Витька: Витя, главный сапёр.
Миша: Михаил, инструктор по стрельбе.
Лида: А меня вы уже знаете.
Маруся: Ребята, давайте поделимся с девочками пайком. Вид у них голодный. (Все смеются) (Девочкам) Ешьте, не робейте. Только вот ничего горячего вам предложить не можем, немцы совсем рядом. Заметят, если костёр развести.
Таня: Да уж, после наших вылазок у них просто руки чешутся до нас добраться. (Снова все смеются)
Катя: А вы у них оружие воровали?
Таня (гордо): А то ж! Чай, половину лагеря обезоружили. Пусть только сунутся, мы их угостим их же патронами.
Миша (ковыряя ножиком землю под ногами, небрежно):А еще пару танков подорвали. Жаль, больше не удалось.
Валя: Ого! Прям настоящие танки?
Маша: А убивать фашистов случалось?
Лида: Так, на сегодня хватит вопросов. Давайте-ка спать, все устали. А завтра у вас, девочки, будет обучение…
Валя (разочарованно): И здесь уроки?!. (Снова все смеются)

Сцена 6.

Лагерь отряда. Все спят. Лида на посту. Внезапно в кустах слышится шорох и чьи-то шаги. Лида вскидывает ружьё, но тут из кустов показывается санитарка, поддерживает раненного. Лида бросается к ним.

Лида: Давай его сюда! Я держу, опускай!
Раненный (слабым голосом): Воды!
Лида бросается за водой, возвращается с кружкой, поит раненного.
Лида (санитарке): Что случилось?
Санитарка: Нашла его в лесу, километра за три отсюда, а сколько он до этого прошёл — кто знает! Его во время атаки подстрелили, очнулся раненный — вокруг никого. Вот и шёл, в надежде до жилья добраться. Говорит, два дня шёл. Когда шёл, когда полз. Крови много потерял, ослаб. Хорошо еще, что на немцев не вышел.
Лида: Ладно, ты наверное, устала. Иди спи, я с ним посижу.
Санитарка: Рану я перевязала, накормить бы его.
Лида: Иди-иди, я накормлю.
Санитарка идёт туда, где на ночлег устроился отряд. Наливает себе воды. жадно пьёт. Затем устало опускается на землю. Проснувшаяся от шума Валя, которая всегда спит очень чутко, видит в свете луны санитарку и не верит своим глазам. 
Валя (хриплым шёпотом, неверяще): Мама?
Санитарка обернулась на голос.
Валя (громко, узнавая): Мама! Мамочка! (бросается к ней)
Тут проснулись и Маша с Катей, увидели мать, кинулись к ней на шею — целуют, обнимают.
Валя: Мама! Ты не сердишься, что мы ушли?
Мама: Ну что вы, лапочки мои, я рада, что вы живы-здоровы!
Катя: Мама, но как же ты здесь оказалась? Как нашла нас?
Мама: А я и не знала, что вы здесь. Вы как ушли, так я за вами отправилась. А где искать-то вас — не знаю. Но и дома не могла оставаться, когда мои дочурки неизвестно где, и неизвестно, что с ними. Вот я и попросилась в отряд санитаркой. Тут мы и встретились.
Маша: Мамочка! Ты уж не сердись на нас!
Катя: Мы за папу отомстить решили! Никак нам было дома не остаться.
Мама: Да что уж теперь! Главное, мы снова вместе.
Тут вдали завыла сирена. И тут же со всех сторон послышались взрывы.
Лида: Все в укрытие! Живо!

Сцена 7.

Партизанский отряд и отряд фашистов ведут перестрелку из окопов. Девочек мать спрятала и велела не высовываться.

Катя (Маше): Неужели мы так и будем тут сидеть? Мы же воевать пришли.
Маша: А что мы можем? Мы даже стрелять еще не научились.
Катя: Надо что-то придумать.
А в это время бой идёт полным ходом. Вот раненный боец, которого привела санитарка, отстреливается из окопа, а вот в него попали, он упал и не встаёт. На этот раз убит, значит. Вот рядом упал Витька, уронив на себя боевое знамя, которым он секунду назад размахивал. Вот вскрикнула и схватилась за плечо мама, попытавшаяся оттащить Витьку из-под обстрела.
Девочки хором закричали «Мама!» — и кинулись к ней, забыв про её указание не высовываться.

Да, фашистов было ощутимо больше, а наш и без того малочисленный отряд редел на глазах. Вдруг чистый звонкий голос запел «Катюшу». Это Валя подобрала советский флаг из ослабевших Витиных пальцев и, размахивая им, пела любимую всеми песню. В стане врага возникло смятение, стрельба на время прекратилась, хотя тут же возобновилась снова. А наш маленький отряд, ободрённый песней, усилил атаку. «Катюшу» теперь пели всем отрядом. И тут Кате пришла в голову мысль. Кинувшись к оружию, он взяла себе и Маше по винтовке.
Катя (Маше, протягивая винтовку): У меня идея, давай за мной.
Таня (услышав их): Я с вами.
Катя только молча кивнула. Втроём они поползли к месту, где укрылись враги. Внимание немцев было сосредоточено на обстреле партизанского отряда, и Катя, Маша и Таня незамеченными проползли в тыл враг. Оглушив пулеметчика, Таня завладела пулемётом и направила его на немцев, которые по-прежнему не замечали девочек.
Катя (немцам): Бросайте оружие! Вы окружены!
Таня: Руки вверх! Не поворачиваться! Стоять смирно!
Один всё-таки повернулся к ним с винтовкой, но тут же получил пулю. После этого никто не решался ослушаться их приказов. Девочки быстро разоружили фашистов.
Таня (немцам): Выходи по одному с поднятыми руками.
Немцы вылезали из окопов по одному с поднятыми руками, а за ними шли, держа их на мушке, три девочки — две маленькие, одна постарше. Вот такая картина открылась тем, кто сидел в окопе по другую сторону. Вот такую картину увидел отряд Красной Армии, подоспевший на звуки боя — тот самый, от которого отстал раненный боец. Это была победа. Большая победа для Кати, маленький шаг на пути к Великой Победе. 

 

Опубликовано в Пьесы | Оставить комментарий

Гарри Гаррисон «Стальная крыса»

С этой прекрасной серией книг знаменитого фантаста Гарри Гаррисона я познакомилась еще в подростковом возрасте. Нержавеющая Крыса или Стальная Крыса, Крыса из Нержавеющей Стали — так называет себя ловкий и умный межпланетный мошенник Джим ди Гриз. Обаятельный и не лишенный принципов герой сразу завоёвывает симпатии читателей. И хотя он зарабатывает себе на жизнь незаконными методами, сам он считает себя величайшем благодетелем человечества: ведь в скучном мире будущего истреблена всякая преступность, а люди превратились в обывателей, интересующихся только карьерой и семьей. Так разве не благодеянием будет немного разнообразить их скучное времяпрепровождение каким-нибудь преступлением века?

Сага о Стальной Крысе насчитывает двенадцать книг. Первой в свет вышла книга «Стальная Крыса», но если вы хотите читать книги не в хронологии их написания автором, а в хронологии жизни главного героя, то лучше начать с более поздней книги «Рождение Стальной Крысы». Она и её логическое продолжение — «Стальная Крыса идёт в армию» мне кажутся лучшими в этой серии. Возможно потому, что они более поздние, и автор к этому моменту стал более опытным писателем, лучше продумал данного персонажа, сам стал более мудрым — всё это не могло не сказаться на качестве прозы. И если первая «Стальная Крыса» богата на юмор и афоризмы, то эти две книги можно чуть ли не целиком разобрать на цитаты. А кроме того, в произведении озвучиваются по-настоящему философские мысли и идеи. Гарри Гаррисон в этих книгах показывает несколько вариантов общественного устройства — от милитаристско-тоталитарного до утопически прекрасного.
Не меньший интерес представляет собой главный герой, который, при всей своей склонности к нарушению закона, имеет нравственные принципы и всегда старается поступать правильно — исходя из своих собственных представлений о правильности, а не навязанных обществом формальных правил. Справедливость, ценность человеческой жизни — это для него не пустые слова. Да, он мошенник, ему нравится водить за нос полицию, чувствовать свое превосходство над системой, но он с не меньшим рвением будет бороться за сохранение этого мира с настоящими злодеями.

Словом «Стальная Крыса» Гарри Гаррисона — это шедевр фантастики и авантюрно-приключенческой прозы, и эта нескучная серия книг поможет вам скоротать время, и — весьма вероятно — подкинет пищу для размышлений.

Опубликовано в Рецензии на книги | Метки , | 2 комментария

Битва, которой не было.

…Нас было десять — обреченных на смерть. По установленным правилам мы должны сражаться друг с другом. Победителю — слава, почёт и награда, проигравшим — смерть. Эта игра будит в людях самые жуткие звериные инстинкты, сдирая налёт цивилизованности и уничтожая всё человеческое.
Я знал, что умру. Выбор мой был невелик: погибнуть телом или погибнуть душой. Душа мне несравнимо дороже, а потому я решил, что не буду сражаться с моими братьями подобно дикому зверю.
Нас вывели на арену. Публика взвыла от восторга, предвкушая зрелище. Но оказалась разочарована: никто из нас не пожелал сражаться. Секунду назад я был уверен, что умру, что остальные попытаются вырвать победу ценою жизни других — и кто-то из них непременно прикончит меня. Но теперь я в радостном удивлении вглядывался в глаза собратьев по несчастью и узнавал в них родственные души. Прошло несколько мгновений, прежде чем император осознал, что происходит. Не сговариваясь, мы приняли коллективное решение: прорываться с боем, отвоёвывать свою свободу, жизнь и человеческую сущность. Мы знали следующий шаг императора: как только он понял, что мы не собираемся драться, он приказал стражникам убить нас. Этим мы и решили воспользоваться. Едва ворота поднялись, как мы уже были там, вооруженные и готовые отразить нападение… которого не было. Стража молча салютовала нам, пропуская вперёд и тем самым открыто показывая своё неповиновение главе империи. Разумеется, император не мог этого так оставить. Личный отряд императора уже пробирался между рядами к восставшим стражникам, но их проход неожиданно оказался весьма затруднён. Тут и там поднимались люди, голыми руками пытавшиеся задержать палачей. Кое-где народ уже вооружился отобранным у воинов оружием. Император, почуяв опасность, попытался сбежать — но не тут-то было: его и группу его приближённых задержали его же стражники. К вечеру у нас был новый император. Битва всё-таки состоялась, хотя и не та, которую ждали.
Сидя вечером за праздничным столом, я размышлял о том, что несколько ошибался, полагая, будто у меня только два выхода. Был еще третий, ставший возможным потому, что и другие выбрали его. Как, оказывается, легко менять правила, если знаешь, что это возможно.

Опубликовано в Рассказы | Метки , | Оставить комментарий

«Принцип матрёшки»

— Папа, а мама скоро вернется к нам?
— Не знаю, милая. Надеюсь, что скоро.
— А врачи победят злую болезнь, которая сидит в мамочке?
— Конечно, доченька, ее лечат самые лучшие врачи.
— Папа, а расскажи мне про эту болезнь.
— Почему ты просишь об этом?
— Лариса Сергеевна говорила, что нас больше всего пугает неизвестное. Поэтому дети боятся темноты, потому что не знают, что в ней прячется. Если ты мне расскажешь про мамину болезнь, я перестану ее бояться, я буду знать, что это такое.
— Да, ты, пожалуй, права. Ну, слушай…

Экстренное заседание Межгалактического Совета Безопасности было созвано в связи с участившимися вспышками военной агрессии, а также незнакомыми ранее космическими явлениями, погубившими достаточно большое количество народа. Необходимо было разобраться в происходящем и принять меры. В Совете заседали представители разных галактик, заселенных людьми и другими разумными видами. Руководил собранием Председатель. Слово взял представитель галактики — прародительницы человечества, носящей название Илиада.

— Предлагаю обратиться к истории, планетяне. Я говорю об истории человечества, прежде всего. Давным-давно человечество обитало не только в пределах одной галактики, но даже, если верить преданиям, одной-единственной планеты. С тех пор наш вид сильно разросся, мы заняли пригодные для обитания миры, потеснив наших соседей. Неудивительно, что возникают конфликты, обусловленные как данным фактом, так и различиями во внешнем и внутреннем устройстве разных видов. Однако то, что нас объединяет — это разум, способность приходить к правильным решениям, договариваться между собой. И мы должны найти разумный выход из этой ситуации.

— Есть и еще одно обстоятельство, — проскрипел Адолгл, абориген из далекой галактики Сиу, внешне напоминавший обгоревшее дерево, — люди портят всё, к чему прикасаются. Вы погубили уже не одну планету, вы засоряете космическое пространство. Ни от одной разумной расы нет такого вреда, как от вас. Вы разрушители. Сомневаюсь, что вы действительно разумные существа.

— Ну не у всех же есть способность перерабатывать отходы, поедая их! — выкрикнул кто-то.

— Мы выработали у себя эту способность эволюционно, в противном случае наш вид давно бы исчез.

— Пожалуйста, не будем ссориться, — воззвал Председатель, — мы здесь, чтобы решить проблему, а не плодить новые. Действительно, всё, что говорит планетянин Адолгл — правда, как это ни печально осознавать. Но что нам, по-вашему, надо сделать? И как это связано с обсуждаемыми вопросами?

— Связь здесь самая прямая, — разнёсся по залу скрипучий голос, — наши ученые установили связь усиления загрязнения и увеличения боевой активности с неизвестными космическими явлениями.

Это сообщение, произнесенное спокойным ровным голосом, произвело эффект разорвавшейся бомбы. На несколько мгновений воцарилась тишина, потом все разом заговорили. Председатель поднял руку, призывая к спокойствию.

— Дайте закончить нашему коллеге. Уверен, он все подробно объяснит.

— Космос, как вам известно, представляет собой систему. И все процессы в ней взаимосвязаны, а любое действие рождает противодействие. Эти космические явления, которые мы затрудняемся охарактеризовать, и условно называем Волнами Смерти — это нечто вроде защитной реакции Вселенной в ответ на загрязнения, взрывы и прочую нашу деятельность. Мы угрожаем существованию Вселенной, и она применяет меры. Эти волны уничтожают сложную органику, сложные многоклеточные организмы, оставляя все остальное. То есть, все разумные существа, а также многие другие виды многоклеточных, которые ни в чем не повинны — гибнут, попадая под действие этих волн.

— Что же нам делать? — задал в наступившей тишине вопрос представитель одной из человеческих галактик.

— Вам — прекратить мусорить и воевать, нам — прекратить войны на наших территориях, а также свернуть опасные опыты. Другим видам планетян — устранить у себя те явления и процессы, которые могут быть причинами такой реакции Вселенной. Каждый должен приложить максимум усилий, чтобы снизить вред для Вселенной, а, следовательно, и для нас самих.

— В целом я со сказанным согласен, — произнес после некоторого молчания Председатель. — Кто еще согласен с предложенными мерами и с тем пониманием ситуации, которую озвучил Адолгл?

…Телефонный звонок разорвал утреннюю тишину.
— Алло?
— Виктор Иванович? Это из больницы.
Сон как рукой сняло.
— Что случилось?!
— Успокойтесь, всё в порядке. У вашей супруги ремиссия. Мы провели ряд облучений, подняли иммунитет, и болезнь снизила активность. Вирус еще живёт в организме, но уже не опасен. Конечно, есть вероятность, что болезнь может вернуться, но на данный момент можно с уверенностью говорить о ремиссии.
— Спасибо, доктор! Слава Богу! Мы можем её увидеть? Когда её выпишут?
— Через недельку приезжайте, пока что еще рано, надо выдержать карантин. А там приедете — и сразу домой.
— Спасибо вам огромное, вы волшебник, доктор! Пойду обрадую дочку!
— Всего доброго!

Опубликовано в Рассказы | Метки | 1 комментарий

Джаспер Ффорде «Полный вперед назад, или оттенки серого»

Читала я любопытную книжицу, по словам фанатов автора, совсем не свойственную ему — «Полный вперед назад, или Оттенки серого» Джаспера ФФорде. Если память мне не изменяет, и сам автор писал, что в этой книге решил попробовать себя в жанре социальной фантастики и антиутопии.
Книги в этом жанре сейчас пользуются большой популярностью, и все, кому не лень, творят увлекательные и не очень, захватывающие и скучноватые, трагичные и сказочные сюжеты, разворачивающиеся в постапокалиптическом обществе на руинах знакомого нам с вами мира. В целом, такие книги очень похожи между собой, о чем я уже писала в своей статье «Социальная фантастика для подростков». Но есть в них и вкусные особенности, ради которых стоит читать такие книги: это описание жизни, быта, общественного уклада и прочих вещей, из которых и составляется целый мир — живой и функционирующий.

Идея «Оттенков серого» (не путать с нашумевшим романом «Пятьдесят оттенков серого») очень любопытна: общество там делится по кастам, причем определяются эти касты по цветам. Наибольшей властью пользуются Пурпурные, а самая бедная и низшая каста — Серые. Причем принадлежность к той или иной касте разных людей определяется с помощью теста. который выявляет их восприимчивость к определенным цветам. Серые видят все серым, зеленые могут различать все зеленое — листья, траву, синие видят цвет неба и т.д. Степень восприимчивости к цвету тоже у всех разная — кто-то видит цвета более яркими и насыщенными, а кто-то менее. Элитой являются те, кто принадлежит к высшим кастам и обладают высокой восприимчивостью к цвету. Все остальные взаимоотношения похожи на взаимоотношения людей с разными социальными статусами: те же интриги и козни знати и бедственное положение тех, кто в самом низу социальной лестницы. Герои — в том числе и главные — тоже выглядят как будто их покрасили только с одной стороны: личности их раскрыты довольно слабо, а мотивация их поступков часто и вовсе кажется неясной. Тем не менее, книга захватывает, довольно увлекательно проникать вглубь тех тайн, что скрывает внешне благополучное общество, узнавать детали этого фантастического мира, желать торжества справедливости.

В конце книги я поняла, что будет продолжение. Можно, конечно, и так оставить, бросив читателя додумывать все самому, но я думаю, что Ффорде не отойдет от традиции и создаст как минимум трилогию — как и другие современные прославленные авторы данного жанра. Будем ждать!

Опубликовано в Рецензии на книги | Метки , | Оставить комментарий

Алиса в Стране Дураков

…Алиса брела по развалинам, пытаясь увидеть хоть что-то знакомое. В куче обгорелых досок и закопченных кирпичей виднелась разная утварь: котелки, сковородки, погнутые вилки и разбитые чашки. Кое-где попадались обрывки каких-то выцветших и грязных тряпок — так, что сложно было понять, чем они были раньше: одеждой ли, занавесками, постельным бельем или чем-то еще.
Добравшись до вершины холма, Алиса взглянула вниз и увидела стены города, а еще — убегающую к ним тропинку. Алиса бросилась вдогонку за тропинкой и вскоре догнала ее и пошла рядом с ней.
«А что будет, — думала Алиса, — если я наступлю на эту тропинку? Отвезет она меня в город или нет?» Но долго рассуждать на эту тему было бессмысленно, и Алиса прыгнула на тропинку. Тропинка же как ни в чем ни бывало продолжила свой путь к городским воротам. «В былое время меня бы уже кто-нибудь отчитал, и мне пришлось бы препираться и выслушивать всякие нелепости» — рассуждала Алиса, но огорчаться по этому поводу не стала. Наконец, тропинка оказалось у самых ворот и так быстро нырнула под них, что Алиса едва успела спрыгнуть — а то бы ударилась о них любом. «Совсем как какой-нибудь баран» — подумала Алиса.
Ворота казались довольно ветхими, и над ними висела покосившаяся надпись «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ в Страну Дураков!»
«Странно, кажется, название в прошлый раз было другое.» — Алиса в нерешительности остановилась, но потом все же протянула руку и толкнула ворота, которые со скрипом распахнулись и закрылись снова, как только Алиса вошла.
Прямо у ворот она столкнулась с Ежиком, который испуганно ойкнул и задрожал, отчего иголки с него так и посыпались.
— Простите, пожалуйста, — сказала ему Алиса, — я не хотела вас напугать.
— М-м-мои бедные иголочки! У меня семья, семеро ежат и ежиха, — затараторил Ежик, осыпаясь при каждом слове.
— Это просто прекрасно, — серьезно заметила в ответ Алиса, — но, пожалуйста, не тряситесь  так, а то совсем полысеете! Скажите лучше, не знаете ли вы моих друзей — Шляпника и Мартовского зайца?
При этих словах Алисы, Ежик от ужаса даже перестал дрожать, и просто замер с открытым ртом и выпученными глазами. Но потом опомнился и обрел дар речи:
— Ах! Значит, вы подруга наших уважаемых правителей! Ну надо же! Вы уж простите мою неловкость, я вам тут иголок насыпал… — И Ежик кинулся подбирать иголки.
— Ну что вы, что вы! Это моя вина, я вас напугала. Но скажите, что это значит? Разве страной правит не Красная Королева?
Ежик от испуга снова уронил все иголки, которые успел подобрать и насыпал новую порцию. Боязливо оглянувшись по сторонам, он быстро зашептал:
— Нет, что вы! У нас демократия, у нас народное правительство, монархия осталась в прошлом! Да-да, теперь у нас покончено с тиранией, теперь мы живем в чудесном справедливом обществе… Благодаря нашим лидерам — Шляпнику и Мартовскому Зайцу! — Тут Ежик снова оглянулся по сторонам и, увидев появившуюся вдали колонну солдат, быстро юркнул в просвет между домами, оставив после себя лишь кучку иголок и растерянную Алису.
«Ну и дела тут творятся! — подумала Алиса, — Это же надо — Шляпник и Заяц теперь правители! А что же стало с Королевой? И почему так пусто на улицах?»
Тем временем колонна солдат все приближалась и, поравнявшись с Алисой, замерла…

— ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ —

Опубликовано в Рассказы | Метки | Оставить комментарий

Дом инвалидов

В это году мы впервые всем классом посещаем Дом Инвалидов. Инвалидами в наше время называют людей, страдающих дефектами души, которые мешают им быть полноценными членами общества, мешают им заниматься созидательной деятельностью и подталкивают к деструктивной. У них еще сохранился столь неприемлемый и немыслимый для современного человека эгоизм. Эгоизм — это такое архаичное представление о том, что будто бы один человек может быть выше других и получать желаемое за счет того, что приносит ущерб другим людям и обществу в целом. Не могу представить, чтобы кто-то из моих знакомых или я сам счел возможным решить, что можно не считаться с интересами общества и других людей ради собственного блага! И тем не менее, такие люди есть. Говорят, что некоторые из тех, кто живет в Доме Инвалидов, даже лишали других людей жизни! В старые времена за такое наказывали длительным заключением в холодных темных и маленьких комнатах, или тоже отнимали их жизни. Некоторые проводили взаперти по 20 лет, а то и всю оставшуюся жизнь! Правда, жили в те времена недолго, лет 60 в среднем — так что, срок не такой уж большой. Но все равно сложно себе это представить. Как и то, что кто-то может вот так просто лишить человека жизни и не чувствовать при этом раскаяния, не желать искупить свою вину. Раньше такие люди назывались преступниками, а инвалидами называли тех, у кого есть какие-то физические ограничения. Сегодня у нас почти нет людей с физическими ограничениями — все рождаются здоровыми благодаря планированию семьи и здоровому образу жизни, а те, кто получает какие-то травмы или все-таки рождается больным по недосмотру (увы, такое еще встречается в наш прогрессивный век!), те получают качественную медицинскую помощь и совершенно в итоге не отличаются от здоровых.

Мне совершенно непонятно, зачем общество того времени заключало этих преступников в каменные комнаты. Какой в этом лечебно-воспитательный эффект? Конечно, у них есть много времени, когда они могут подумать наедине с собой, осознать свое неверное поведение. Но если верить тому, что говорят историки, во многих тюрьмах (это дома, где содержались древние преступники) люди не находились одни в комнате, там были и другие преступники, и у них было что-то вроде преступной школы, где каждый из них делился своими отклонениями с другими, учил их быть такими же инвалидами души. Тогда в этом вообще никакого смысла нет, от этого только вред для общества и для самих инвалидов! В наше время их лечат, с ними проводят беседы, их обучают и пытаются выправить их искаженный взгляд на мир. Но многие не поддаются исправлению, несмотря на все методы и попытки. До тех пор, пока они не исправятся, их не выпускают в общество — это слишком опасно. В каком-то смысле современные Дома Инвалидов чем-то напоминают старинные тюрьмы. Сегодня мне предоставится возможность самому побеседовать с кем-то из инвалидов и попытаться понять его искаженную логику и его взгляд на мир. А может быть мне даже удастся убедить его попробовать взглянуть на мир иными глазами! Но нас сразу предупредили, чтобы мы на это особо не рассчитывали. И не слишком впечатлялись речами инвалидов: иногда школьники получали нервные срывы после таких посещений. Им снились кошмары и они уже никогда не могли смотреть на мир по-прежнему. Но знать эту сторону жизни необходимо, чтобы самому делать выбор, самому решать, что правильно в мире, а что искажено.

О! Кажется приехали. Ну что же, мне немного боязно, но я готов к посещению. Узнавать что-то новое мне всегда нравилось. Впрочем, не знаю никого, кому бы это не нравилось.

Опубликовано в Рассказы | Метки | Оставить комментарий

Керстин Гир «Таймлесс»

Трилогия Керстин Гир «Таймлесс» — это современная сказка для подростков, увлекательная, с живым юмором и необычными приключениями. Читается очень легко, и в то же время затрагивает важные для подростка (да и вообще, для любого человека) темы, например: доверие, дружба, любовь к близким, выбор. Ну и, разумеется, первая любовь.
В первой книге Керстин Гир «Таймлесс. Рубиновая книга» происходит знакомство читателя с главной героиней романа — Гвендолин Шеферд, от лица которой и ведется повествование, а также сообщается интересный факт о том, что в семье Гвен по наследству передается редкий ген путешественника во времени. Носители этого гена могут путешествовать в прошлое, так что интересные приключения и встречи читателю обеспечены. Сама себя Гвен считает неуклюжей неудачницей, и для нее громом среди ясного неба становится новость, что именно она, а не кузина-отличница Шарлотта, которую все ставят ей в пример, является носителем этого гена! В одночасье вся ее жизнь пошла кувырком, но перемены, которые так нас порою страшат, зачастую к лучшему.
Во второй книге трилогии Керстин Гир «Таймлесс. Сапфировая книга» Гвендолин пытается разобраться во всех аспектах своей новой жизни и миссии, возложенной на нее в связи с этим. Ей предстоит разобраться, кто друг, а кто враг, кому можно доверять, и что это за тайная миссия, которой она должна служить без какого-либо права на вопросы. Попутно она переживает муки первой любви, что не облегчает в целом ее жизнь. Завершает трилогию «Таймлесс. Изумрудная книга», где наконец-то будут разгаданы все загадки, и читателей ждет интересный финал. Более подробно писать не буду, а то потом читать неинтересно будет. Просто скажу, что я эту книгу прочитала дважды. Первый раз — как восторженный читатель, а второй — уже как критик. И хотя в книге есть определенные недочеты, а также несмотря на легкость жанра, я не могла сильно придраться к данному произведению. А потому рекомендую книгу «Таймлесс» Керстин Гир читать всем, кому от 12 лет и выше.

К слову сказать, сейчас уже вышли два фильма по данной трилогии — «Таймлесс. Рубиновая книга» и «Таймлесс. Сапфировая книга», причем последняя совсем недавно шла в кинотеатрах. Так что можно сравнить фильм и книгу, если есть желание.

Опубликовано в Рецензии на книги | Метки , | Оставить комментарий

Дальше действовать будем мы.

— Обвиняемые, встаньте! — звонкий чистый голос разнесся по залу. Все услышали его: и сидящие в зале, и столпившиеся за спиной говорящего, и съежившиеся на скамье. Помедлив несколько секунд, обвиняемые встали. Их было четверо: трое мужчин и одна женщина. Вид у них был потерянный и усталый.
— От лица всего человечества вы обвиняетесь в незаконном присвоении власти, — продолжал звенеть голос, а кроме того, вы обвиняетесь в нарушении присяги, в том, что не оправдали народного доверия и ввергли мир в хаос. Тысячелетиями вы правили миром, внедрив в наши сознания стереотипы о том, будто бы вы понимаете, что делаете, будто бы только вы — вы одни — знаете, как и что нужно делать, и без вас мы погибнем! Но посмотрите, во что вы превратили мир! И это вы, которые называли себя мудрыми, опытными!.. Вы довели его до такого состояния. Вы, а не мы! Вы внушали нам, что без вас мы — никто, что вас надо почитать и уважать, но что вы сделали, чтобы заслужить уважение? Мы не смели раскрыть рта в вашем присутствии, вы украли у нас право свободно мыслить и выражать свои мысли. Вы украли у нас способность мечтать и смешали наши мечты с грязью. Вы веками вырабатывали в нас чувство собственной неполноценности, никчемности, несамостоятельности, превращая нас в безвольных рабов. Но мы очнулись, и мы говорим вам — хватит! Теперь мы берем власть в свои руки. Мы берем на себя ответственность за этот мир. Мы исправим ваши ошибки и устраним последствия ваших алчности и глупости, приведших мир на грань катастрофы.
Мы построим новый мир, где будут наши законы — законы чести и справедливости. Где каждому будет дано право голоса — даже вам, тогда как вы нас этого права лишали. В нашем обществе услышан будет каждый — вне зависимости от пола, возраста, расы и других отличительных особенностей. Мы будем учиться друг у друга на протяжении всей жизни, и никто не будет использовать знания во вред или кичиться ими.
Мы умеем решать свои проблемы, никого при этом не убивая, а вы — нет. Вам придется учиться этому. Равно как и тому, как достигать своих целей, не принося вреда окружающим. Мы это умеем, а вы — нет. Это будет долгое и трудное обучение.
Мы поверили вам, мы дали себя обмануть — так что в том, что наш мир на краю, виноваты и мы. Нам следовало раньше догадаться о вашем обмане, мы должны были раньше понять, кто из нас больше подходит для управления этим миром — вы или мы. Что же, мы осознали свои ошибки. Дальше действовать будем мы. Признаете ли и вы свои ошибки, свою вину?
— Да, — мрачно потупившись, отвечали четверо.
— Хорошо, — звонкий голос, распалившийся во время речи, звучал теперь совершенно ровно и спокойно. — Вашу судьбу решит Совет Пятидесяти. Уведите их.
Тут же к обвиняемым подскочили три девочки и четыре мальчика, взяли их под руки и вывели из зала.
— А сейчас, — продолжал звенящим голосом оратор, обращаясь уже исключительно к зрителям, я сообщу вам имена Совета Пятидесяти: эти 25 девочек и 25 мальчиков — лучшие представители нашего общества, их выдающиеся достижения и нравственные качества известны каждому на планете. Наконец-то дети займут то место в обществе, которого заслуживают. Сегодняшний день войдет в историю как день начала новой эры — Эры Справедливости!

Опубликовано в Рассказы | Метки | Оставить комментарий

Кто-то другой…

Был прекрасный солнечный денек, когда на свет появился синеглазый круглолицый светловолосый малыш. Папа с мамой назвали его Аркашей. У них вполне мог родиться какой-нибудь другой мальчик или даже и вовсе девочка, но родился именно он, Аркаша, и родители были очень этому рады. И весь мир, казалось, радовался вместе с ними.

Когда Аркаша немного подрос, то стал ходить в детский сад, где познакомился с другими детьми. Вместе с ними он сидел за столом во время обеда, играл в игрушки и спал в одной большой комнате в тихий час. Однажды за обедом всем давали большие красные яблоки. И Аркаша случайно уронил своё на пол. Ему очень хотелось яблоко, но он знал, что грязное есть нельзя. Тогда он огляделся по сторонам и быстренько поменял свое грязное яблоко на яблоко соседа. Грязное яблоко съел сосед, потому что он не знал, что оно грязное, а Аркаша съел чистое и порадовался, что не он, а кто-то другой съел яблоко с вредными микробами.

Став старше, Аркаша пошел в школу. Как-то учительница попросила его вымыть доску. «А что сразу я?» — сказал Аркаша, — Пусть кто-нибудь другой.» И каждый раз, когда его вызывали к доске отвечать урок или просили что-нибудь сделать, кому-то помочь, он неизменно отвечал: «А почему я? Пусть другие…»

Аркаша вырос и превратился в молодого человека привлекательной наружности. Светлые волосы его завивались колечками — как у барашка, — а синие глаза, какие были у него в младенчестве, не изменили свой цвет, как это бывает у многих малышей, когда они подрастают, и так и остались синими, разве что потускнели немного. От девушек у Аркаши не было отбоя. Они почтительно обращались к нему «Аркадий» и делали перед его именем многозначительную паузу. Однажды его подруга Катя призналась ему, что беременна. Аркаша скептически глянул на нее: «И ты думаешь, что я теперь на тебе женюсь? Ищи другого дурака!». И исчез из её жизни. Спустя некоторое время Катя вышла замуж, и кто-то другой растил его сына, как своего собственного, и малыш называл его папой.

На работе Аркадий тоже старался не брать на себя лишней ответственности, и как-то так постоянно получалось, что, даже если виноват был именно он, доставалось кому-то другому. Правда, и хорошие должности, и интересные командировки получал тоже кто-то другой. А вечером после работы Аркадий располагался в кресле у телевизора и смотрел новости. В новостях постоянно кого-то убивали, где-то рушились здания, взрывались газопроводы, падали самолёты, гибли люди. Аркаша безразлично выслушивал информацию об очередной трагедии: какая ему разница, что происходит где-то далеко с какими-то другими людьми?.. Если по телевизору шел футбол, Аркаша смотрел его с удовольствием. Сам он играть не играл, но любил смотреть, как другие играют.

Когда Аркаша вышел на пенсию, его уже давно никто не называл Аркашей, а все звали Аркадием Степановичем. Другие пенсионеры пытались втянуть его в разного рода общественную деятельность, но вскоре махнули на него рукой. На все предложения вступить в домовой комитет, заняться обустройством придомовых территорий, собирать подписи в поддержку той или иной инициативы, Аркадий Степанович отвечал только одно: «Мне что, больше всех надо? Пусть кто хочет, тот этим и занимается.»

Прошло еще много лет, Аркадию Степановичу было уже девяносто четыре года, он плохо слышал, почти не спал, мучился желудком и с трудом мог самостоятельно передвигаться. Он ждал смерти последние двадцать лет, последние пять он о ней мечтал, но смерть всегда почему-то приходила к кому-то другому, а не к нему. Уже умерли все знакомые, даже значительно моложе его, а он так и продолжал топтать землю, что с каждым годом давалось ему все труднее.

Прошло еще три года, и в возрасте девяноста семи лет он почувствовал, что наконец-то дождался. Он лег на кровать и закрыл глаза. И тут почему-то подумал, что наверное не зря, не просто так девяносто семь лет назад появился на свет именно он, Аркаша — он, а не кто-то другой. Наверное, был в этом какой-то смысл, была какая-то цель. Эта мысль так его взволновала, что он открыл глаза и как будто даже хотел приподняться, что-то сказать, что-то сделать… Но не успел. Аркадий Степанович умер — на этот раз он сам, а не кто-то другой. Был прекрасный солнечный денек…

Опубликовано в Рассказы | Оставить комментарий